Строчная застройка

Строчная застрои?ка – расположение домов с разрывом между зданиями. При строчной застройке дома располагаются не по одной линии, а уступами.

***

Строчная застройка

Группа Эрнста Мая

В 1930 г. Эрнст Май, городской советник по делам строительства Франкфурта-на-Майне получает приглашение приехать на работу в СССР с целой бригадой специалистов для проектирования новых городов. Сотрудников он должен был отобрать сам. В Германии в это время кризис, около 90% архитекторов – безработные. Эрнст Май получил 1400 предложений от желающих поехать с ним вместе в Москву.

Май прославился своими проектами современного дешевого и комфортабельного жилья для рабочих в Германии. Широко объявленная в СССР программа строительства новых «социалистических городов» казалось бы открывала перспективы для реавлизации идей Эрнста Мая. То что такие ожидания были заведомой иллюзией выяснилось очень быстро.

В октябре 1930 г. Эрнст Май с подобранной им группой из архитекторов и инженеров разных специализаций (многие с семьями, всего более 40 человек) выехал в Москву. Почти сразу же группа в специальном вагоне выехала в Сибирь, чтобы осмотреть площадки и начать проектирование. Сотрудник Мая архитектор Вальтер Швагеншайдт так описывал в письме от 9 марта 1931 г работу бригады: «Мы проработали район между Новосибирском и Кузнецком, гигантский угольный бассейн Сибири. Довольно подробно мы спроектировали прямо на месте 6 городов, большая часть из которых будет построена уже в этом году».

Сотрудники Мая получали очень высокие, особенно по советским, меркам зарплаты в валюте и рублях. Зарплата самого Мая соответствовала его жалованью в качестве городского советника Франкфурта. Члены бригады Мая жили в комфортабельных условиях и пользовались массой положенных иностранцам привилегий. Май не был коммунистом и подчеркивал, что воспринимает себя только политически нейтральным специалистом. Однако о настроениях в его бригаде можно судить по ироническому наблюдению Вальтера Швагеншайдта : «В этих буржуазных квартирах сейчас страстно обсуждаются формы будущего коммунистического коллективного жилья, при этом многие из нас большие коммунисты, чем сами русские».

За короткое время группа Мая сделала проекты застройки Магнитогорска, Нижнего Тагила, Щегловска, Кузнецка (Сталинска), Ленинска, Автостроя (Нижний Новгород), Прокопьевска, Сталинграда и многих других городов. Основным принципом работы Мая были функциональные планировка и строчная застройка. Строительная технология в СССР находилась на самом примитивном уровне. Металл, стекло, бетон были крайне дефицитны. При этом в Магнитогорске, например, 160 тыс. человек жили во временных бараках и обеспечение всех нормальным жильем в кирпичных домах даже теоретически было невозможным. И как, выяснилось очень скоро, и ненужным – с точки зрения правительства.

Строительными рабочими были бежавшие из деревень от коллективизации или депортированные крестьяне. Их квалификация была близка к нулевой. Архитекторы Мая были вынуждены проектировать жилье, не только из кирпича и из бетонных панелей (по образцу франкфуртских разработок Мая), но и из дешевых местных материалов., например из досок и глины. Одноэтажные дома со стенами из деревянных стоек, обшитых досками и заполненные в качестве утеплителя глиной, стружкой или торфом, мало чем отличались от обычных бараков, строившимися рабочими или заключенными для себя без участия архитекторов.

Менее, чем через два года после приезда в СССР, в августе 1932 г. Вальтер Швагеншайдт писал коллеге в Германию: «В последние месяцы... я за закрытыми дверями разработал предложение для нового типа социалистического города, которое естественно направлено против партийной линии. Исходя из реальной жизни в развивающихся районах, я говорю – Советский Союз еще долго сможет строить только примитивные бараки. Имеющиеся материалы и силы они вынуждены использовать для строительства промышленности. Люди, которые населяют социалистические города находятся на очень низком культурном уровне, они не понимают, ( хотя и предполагается, что они будут строить многоэтажные дома), как в этих домах жить. Одноэтажные застройка из местных материалов – это правильный путь. А потом я предлагаю барачный город по мере поступления денег, материала и рабочей силы перестраивать, и я покажу, как его можно будет перестроить в город-рай».

Швагеншайдт сделал проект «барака с растущим благоустройством». На первой стадии это одно помещение с нарами на 222 человека. На третьей – «законченный культурный барак» с уборными, умывальниками и спальнями с кроватями на 100 человек. Заручившись поддержкой в Москве, Швагеншайдт еще год, вплоть до отъезда из России в октябре 1933 г. разрабатывал проект своего «растущего города» из одноэтажных бараков. И вполне вероятно, что что-то из его разработок было осуществлено.

Швагеншайдт ошибался, как в том, что его предложение о строительстве барачных городов направлено против партийной линии, так и в том, что в планы правительства вообще входило строить массовое цивилизованное жилье. Еще несколько десятилетий, вплоть до середины 50-х годов строительство примитивных бараков было единственной формой обеспечения населения массовым дешевым жильем. Но эта архитектура как раз в 1932 г. была практически выведена из ведения архитекторов.

В тот момент, когда Швагеншайдт втайне разрабатывал барачные города, в СССР произошла архитектурная реформа. С весны 1932 г. все советская архитектура обязана была стать классической. Смена стиля означала конец нормального градостроительства в СССР, во всяком случае в понимании западных архитекторов того направления, к которому принадлежали Эрнст Май и его сотрудники. Эклектические дворцы и пышные монументы никак не вписывалось в их представление о насущных проблемах современного градостроительства.

Первая публичная критика работы группы Мая прозвучала в августе 1932 г.

Работавший в Новосибирске немцкий архитектор Рудольф Волтерс писал в выпущенной в 1933 г. в Берлине книге «Специалист в Сибири»: «Сегодня франкфуртский архитектор Май – закатившаяся звезда в России. Его группа растаяла до нескольких самых преданных людей и печально-предупреждающе возвышаются во всех концах России над морем деревянных изб начатые корпуса до смерти замученной «строчной застройки»».

Ситуация накалялась не только в градостроительном смысле. Отношение к иностранцам становилось все хуже и хуже. Их квартиры и вещи обыскивали в их отсутствие. Архитектору из группы Мая Вернеру Хебебранду под чертежи на его столе подбросили военные документы, арестовали и увезли на Лубянку , где он провел год и откуда с огромным трудом был освобожден.

Май уехал из СССР в Африку в 1934 г. Некоторые его сотрудники еще раньше покинули Россию, а часть перешла работать в другие организации. Последние покинули СССР в 1936-1937 гг.

Окончательный удар по репутации группы Мая в СССР был нанесен статьей А. Мостакова «Безобразное «наследство» архитектора Э.Мая» в журнале «Архитектура СССР» №9 за 1937. Мостаков раньше работал в бригаде Мая, и теперь был вынужден таким образом отмывать грехи. Главная претензия Мостакова к Маю – строчная застройка с выходящими на улицу глухими торцами домов не позволяет превратить ее в место сборов, демонстраций и массовых шествий: «В социалистическом городе улица всегда будет мощным фактором городского ансамбля. Этого не мог и не хотел понять буржуазный филистер Май».

..

Некоторые тексты близкой тематики